Древние Майя

Юрий Кнорозов и древние Майя

Древние Майя

 

Достижения древних майя в математике, архитектуре и искусстве поражают даже сегодня. В то же время на пути к познанию этой цивилизации приходится сталкиваться с многочисленными мифами, штампами, ложными представлениями. Много таких ошибок является отголоском гипотез, предложенных в прошлом самими учеными. Сегодня мы поговорим о том, почему они возникли. Какие предубеждения приходилось преодолевать исследователям, от каких устоявшихся взглядов отказываться?

Как возникла цивилизация?

Древние Майя жили в древности и живут сегодня в юго-восточной части Мезоамерики – обширного региона, который простирается от центральных районов Мексики на севере до Коста-Рики на юге. Понятие «Мезоамерика» близко к более привычному нам «Центральная Америка», однако имеет другой смысл. Центральная Америка – это чисто географический термин. Так называют страны, что лежат между Северной и Южной Америкой: Белиз, Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рику и Панаму. Зато Мезоамерика – обозначение историко-культурное. Обращаясь к нему, мы подчеркиваем родство цивилизаций региона. Границы Центральной Америки и Мезоамерики частично пересекаются, но не совпадают. Область расселения собственно майя охватывает южные штаты Мексики, Белиз, Гватемалу, Сальвадор и запад Гондураса. Вопреки популярному представлению, они не вымерли в древности. Миллионы индейцев, принадлежащих к этой языковой группе, сейчас живут на земле предков.

Современных ученых майя и их мезоамериканские соседи интересуют тем, что предоставляют образец самостоятельного формирования цивилизации «в чистом виде», без каких-либо контактов со Старым миром. Впрочем, самобытность индейских культур признали не сразу. Загадка возникновения цивилизаций в Доколумбовой Америке не давала покоя уже первым европейцам, которые в XVI веке добрались до берегов неведомого им дотоле континента. Конкистадоров поразил блеск Ацтекской империи и империи инков. Значительно позже, в конце XVIII века началось повторное открытие забытых городов с их величественными храмами и монументами на площадях. Колонизаторам показалась невероятной даже мысль, будто всю эту красоту могли создать предки индейцев. Пренебрежительное отношение к коренным народам, которых долгое время считали «дикарями», побудило взяться за поиски предшественников Христофора Колумба, которые должны были пересечь океан и доставить в Новый Свет цивилизацию.

«Кастинг претендентов на почетную роль межконтинентального контактера – такая же увлекательная страница в истории бесполезных научных поисков, как и попытки изобрести «вечный двигатель». Относительно этого выдвигали самые невероятные гипотезы. Скажем, испанское духовенство искало ответы на свои вопросы в Библии. В книгах Ветхого Завета рассказывается, что после падения Израильского царства десять колен Израилевых оказались в ассирийском плену и потом бесследно исчезли. Монах-доминиканец Бартоломе де Лас-Касас первым предположил, что утерянные израильтяне переселились в Америку и основали там цивилизацию. Хотя сегодня такие мысли кажутся абсурдом, в свое время они снискали популярность. Сторонники происхождения индейцев из Израиля собрали немало параллелей между местными легендами и Библией: история о всемирном потопе и поклонение кресту. Следует признать, что их усилия принесли науке пользу, были опубликованы и созданы качественные копии многих бесценных мексиканских рукописей, в частности, Дрезденский кодекс майя.

По мере того как мир обогащал свои знания о культурах Востока и Античности, индейцы получали потенциальных «учителей»: шумеров, финикийцев, римлян и т. д. Наиболее популярной остается идея о контакте майя с Древним Египтом. Она опирается на ряд параллелей, которые сразу бросаются в глаза. Как в Египте, так и в Мексике возводили пирамиды над царскими захоронениями, писали иероглифами, считали священной фигуру правителя. По мнению сторонников межконтинентальных контактов, все эти сходства не могли появиться случайно. Итак, один народ передал культурное достояние другому. Донорами цивилизационных приманок изображают египтян, а получателями – майя. Норвежский путешественник Тур Хейердал попытался проверить эту теорию. На папирусной лодке «Ра II, точной копии древнеегипетских судов, он пересек Атлантику, засвидетельствовав гипотетическую возможность таких путешествий в древности.

Впрочем, любые реальные доказательства египетского влияния на майя или другие культуры Америки сегодня отсутствуют. Техническая возможность совершить далекое плавание через океан не доказывает, что египтяне действительно когда-либо решались на такие опасные путешествия. Ведь известно, что во время своих экспедиций, даже самых смелых, они держались берега и не выходили в открытое море. До сих пор не обнаружено ни одной вещи, которую мы могли бы назвать египетской. Следовательно, рассуждения о межконтинентальном контакте лишены основания. Тур Хейердал, правда, привел в своей книге «Древний человек и океан» длинный список межкультурных параллелей, способных поразить доверчивого читателя. Однако путешественник сложил их абсолютно некорректно. Хейердал сравнил с Египтом весь Американский континент – родину многих разных народов. Тем временем, например, мумификация умерших была известна в Южной Америке, но там не писали иероглифами и не строили пирамидальных храмов. Зато они прославились пирамидами и развитой письменностью, однако не практиковали мумификацию.

Сторонники идеи о контактах майя с Древним Египтом приводят как аргумент ряд параллелей между двумя культурами, в частности строительство пирамид. Однако достаточно бегло сравнить пирамиды с египетскими образцами, чтобы увидеть, что они совершенно разные.

Хронология развития цивилизаций Ближнего Востока и Мезоамерики противоречит связи между ними. Наиболее ранние пирамиды Мексики датируются примерно II тысячелетием до н. э., но египтяне в то время уже давно не возводили таких сооружений. Более того, ступенчатые пирамидальные платформы майя, увенчанные храмами наверху, имеют мало общего со знаменитой Большой пирамидой фараона Хуфу. Ступенчатая пирамида Джосера похожа на мексиканские образцы, но она более ранняя, чем великие пирамиды. От таких конструкций быстро отказались сами египтяне. Итак, не стоит искать строителей Тикаля или Паленке за океаном. Эти города построили древние майя.

Древние МайяМайя – одинокие гении?

По состоянию на начало ХХ века, среди ученых в целом утвердился консенсус относительно местного происхождения цивилизаций Мезоамерики. Однако к формированию адекватного представления о них было еще далеко. Между Первой и Второй мировой войной ведущие американские майянисты того времени Сильванус Морли, Джон Типл и Эрик Томпсон создали образ загадочного и уникального народа майя. Поскольку иероглифическую письменность еще не дешифровали, ученые были лишены возможности получать историческую информацию из первых уст. Чтобы хоть как-то заполнить пустоту, они обращались к ярким, хотя не всегда корректным аналогиям с Античностью. Именно тогда обрел популярность известный штамп, что майя – это греки Нового Света». В отличие от «римлян» ацтеков, они не были воинственным народом, а сосредоточились на познании движения небесных светил, эмпирическом опыте, философии и искусствах. Традиционное деление истории майя на доклассическую, классическую и постклассическую эпохи – это тоже аллюзия к классической Греции.

Однако Морли и Томпсон не ограничились параллелями с античной Европой. Они сформулировали видение цивилизации майя, которая оставалась господствующей на протяжении десятилетий. Исследователи исходили из твердого убеждения, что, поскольку они развивались в изоляции от культур Старого Света, им удалось создать общество, не похожее на любые другие мировые аналоги. Например, Эрику Томпсону древние майя представлялись удивительно набожными людьми. Ведущую роль в их обществе вроде бы играли жрецы-астрономы, наблюдающие за звездами, они исполняли обряды и мало занимались земными заботами. Томпсон также утверждал, что в эпоху расцвета цивилизации майя были исключительно мирным народом. Больше всего, что он соглашался признать – вероятность мелких одиночных стычек, обусловленных поиском пленных для ритуального жертвоприношения. По мнению Томпсона, лишь в X веке, уже после падения классической цивилизации, общество «деградировало», ибо было покорено воинственными внешними захватчиками – именно тогда начались великие войны. Даже существование городов в нашем понимании этого слова отрицалось. Тикаль, Паленке, Копан и другие археологические памятники Томпсон называл «ритуальными центрами», то есть местами, где сельское население окрестностей собиралось в дни выполнения церемоний, но не жили постоянно.

Такое представление об обществе дополнялось весьма своеобразным пониманием их письменности. Иероглифы оставались загадкой для исследователей, кроме одного важного исключения. Благодаря усилиям Эрнста Фьорстеманна, Джозефа и Джона Гудмена Типла удалось сравнительно быстро понять календарно-астрономическую часть надписей. Это было великое открытие: около 1930 года ученым удалось достичь согласия относительно хронологии развития цивилизации. Однако прорыв на одном направлении исследований из-за отсутствия общего прогресса в понимании письменности дал неожиданные печальные последствия. Он побудил ведущих ученых чрезмерно сосредоточиться на изучении календаря и астрономии. Увлеченные этими темами, некоторые ученые зашли так далеко, что полностью отвергли историческое содержание надписей. Например, Джон Типл категорически утверждал, что даже после полной дешифровки мы не найдем на монументах ничего, кроме календаря и астрономии. Эрик Томпсон считал иероглифы воплощением определенных идей, которые он называл «философией времени». По его мнению, эти знаки не читались как обычный текст – философский смысл каждого символа должен толковаться отдельно.

Иероглифы майя долгое время оставались загадкой для исследователей. Предполагалось, что они являются воплощением абстрактных идей и не могут читаться как обычный текст. На самом деле на монументах чаще всего сообщали о главных исторических событиях: важные вехи царской биографии, победы над врагом, исполнение публичных обрядов и тому подобное.

Можно сказать, что Томпсон и его единомышленники из одной крайности перешли к другой. Потому что если испанские монахи отвергали возможность самостоятельного цивилизационного развития народов Америки, то теперь наоборот майя провозглашались «одинокими гениями», изолированными даже от ближайших соседей. Сформулированное в первой половине ХХ века представление об исключительной роли ритуала в общественной жизни майя прочно укоренилось среди ученых и в литературе. Его отголоски слышны до сих пор. Но что говорили о себе сами майя? Был только один способ предоставить им слово – дешифровать письменность.

На сегодняшний день календари Майя дешифрованы и даже можно посмотреть кем из Майя вы являетесь.

Прорыв Кнорозова

В историю науки навсегда вписаны имена людей, которым удалось понять письмена и вернуть из небытия наследие прошлых эпох. Среди них – Юрий Кнорозов. Казалось бы, работать с текстами майя, живя далеко от их родины и ведущих научных школ – удивительно сложная задача. Однако, возможно, именно пребывание в стороне от тогдашнего мейнстрима помогло Кнорозову сделать свои выдающиеся открытия. Он сумел посмотреть на дело непредвзято и увидел, что ученые оказались в тупике. Кнорозов резко критиковал зацикленность американских коллег на календаре и астрономии. Хорошо знакомый с древнеегипетским письмом, он быстро пришел к выводу, что и знаки принадлежат к тому же типу.

Однако понять тип письма было еще мало. Чтобы начать читать надписи, нужно иметь «ключ» к ним, то есть параллельный текст, написанный известным языком. Для Кнорозова такой подсказкой стал «Алфавит Ланды». В своем «Сообщении о делах в Юкатане» испанский монах Диего де Ланда среди прочей важной информации привел образцы иероглифов майя: записи нескольких слов, а также перечень из 27 знаков, каждому из которых соответствует определенная буква испанского алфавита. Этот документ сыграл в изучении иероглифов такую же роль, как Розеттский камень в дешифровке древнеегипетской письменности. К сожалению, исследователи не сразу поняли его смысл. Знаков майя известно значительно больше, чем 27, поэтому попытки прочитать тексты по «алфавиту Ланды» провалились.

Юрий Кнорозов показал, что «алфавит Ланды» появился вследствие непонимания представителей двух очень разных культур. Письменность майя состояла из иероглифов, которые обозначали целое слово, и знаков-слогов. Ланда не знал этого, потому что испанцы пользуются алфавитным письмом. Он вслух диктовал писцам майя названия букв испанского алфавита, а те, не понимая, чего от них требуют. Поняв, как работает «алфавит Ланды», Кнорозов получил первую подборку дешифрованных иероглифов. Конечно, впереди был еще долгий путь, прежде чем удалось перейти к чтению текстов.

Важность открытий Кнорозова трудно преувеличить. Бумажные рукописи майя и надписи на камне, наконец «заговорили» с исследователями. Памятники архитектуры и искусства как будто ожили после прочтения текстов. Старые умозрительные концепции рассыпались на глазах, и поколебал их не только дерзкий советский ученый.

Постепенно наше представление о цивилизации Мезоамерики становится более точным. Мало кто сегодня решится назвать майя «мирным народом». Их публичное искусство буквально пропитано войной, а в надписях повествуется о победоносных походах царей и захвате пленников. Например, на великолепных фресках из Бонампака показана жуткая сцена пытки пленных воинов после битвы: несчастному вырвали ногти, поэтому с их пальцев капает кровь. Однако было бы несправедливо прибегать к противоположной крайности, изображая майя жестокими варварами. Индейцы жили такой же разнообразной жизнью, как и наши предки.

2 комментария к “Древние Майя”

  1. Екатерина

    Ого, интересно. Я только что узнала, что я синяя буря. Что это значит?

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*